Танатологические мотивы в романах русских символистов


РАЗДЕЛ 4. СЕМАНТИКА И ПОЭТИКА ТАНАТОЛОГИЧЕСКИХ МОТИВОВ



страница44/64
Дата18.07.2018
Размер4.27 Mb.
ТипДиссертация
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   64
РАЗДЕЛ 4. СЕМАНТИКА И ПОЭТИКА ТАНАТОЛОГИЧЕСКИХ МОТИВОВ

В ПРОЗЕ А. БЕЛОГО
4.1. Танатологические мотивы в симфонии «Возврат»
Дух экспериментаторства, буквально пронизывающий духовную атмосферу рубежа XIX – XX веков, был одной из причин, побудившей символистов разрабатывать новые жанровые формы. Начало века в русской литературе было ознаменовано появлением необычного синтетического жанра — симфонии, в основу которого были положены музыкальные принципы композиционной и ритмической организации словесного текста [109]. Всего А. Белый создал четыре литературные симфонии, и хотя этот жанр не имел, в сущности, прямого продолжения, однако он оказал неоспоримое воздействие как на дальнейшее творчество самого писателя, так и на последующий литературный процесс, в частности, повлиял на орнаментальную прозу XX века. Симфонии «открыли собой эпоху экспериментального романа ХХ века» [377, с. 311].

Эклектизм, в котором часто упрекали А. Белого, объясняется характерным для начала века ощущением завершенности предшествующего развития культуры, а идея синтеза искусств, как и жизнетворчество, в этом контексте становится только частным случаем синтеза всех форм жизни, к которому стремятся символисты. Белый воспринимает рубеж веков как период подведения итогов, обобщения всего того, что было создано человечеством за весь период его существования. Обращаясь к гегелевской терминологии, писатель отмечает, что культура уже прошла первые два этапа в своем развитии – тезиса и антитезиса – и вступила в третий, завершающий период – период синтеза, когда необходимо использовать весь накопленный человечеством опыт и выработать на его основе новую систему мировоззрения.

К анализу образа смерти в той или иной степени обращались исследователи, изучавшие романистику А. Белого [26; 487; 490]. Однако мортальная проблематика раннего творчества А. Белого осталась за пределами внимания литературоведов. Танатологические мотивы появляются уже в ранней прозе Белого – «Северной симфонии» и «Второй, драматической симфонии», но особое значение приобратают в третьей сифонии «Возврат», где выполяют сюжетогенерирующую функцию.

В третьей симфонии Белого отразилось увлечение писателя древним ведическим учением, изложенным, в частности, в трактате «Упанишады», и философией Фридриха Ницше, которые объединены общей идеей «вечного возвращения». Эти и другие источники, под влиянием которых находился А. Белый в начале века, он перечисляет в поэме «Первое свиданье» таким образом:


Я, Майей мира полонен

<…>

Но, тексты чтя Упанишад,

Хочу восстать Анупадакой

<…>

Меня оденет рой Ананд

Венцом таинственного дара:

Великий духом Даинанд,

Великий делом Дармотарра…

Передо мною мир стоит

Мифологической проблемой

<…>

В мои строфические дни

И в симфонические игры

Багрея, зрели из зари

Дионисические тигры

<…>

Как струи слова Заратустр, –

Вставал из ночи темнолонной

<…>

И разговор о сем, о том,

О бесконечности, о Браме,

О Вечности

<…>

Пахнет: Иоанном Богословом

<…>

Пройдет «Володя», вечный мистик,

Или – Владимир Соловьев

<…>

Фаготы прорицают хором,

Как речь пророческая Норн,

Как каркнувший Вотанов ворон [48, c.448–468].
Согласно этой идее, все в мире, в том числе и человек, подвержено многократному переживанию жизненного цикла, повторяющегося снова и снова, – реинкарнации. В третьей симфонии Белый моделирует ситуацию такого перерождения, которую переживает главный герой произведения, ребенок.

Симфония открывается описанием Эдема – земного рая, в котором пребывает ребенок. Это мир природный, естественный, в котором нет и намека на следы человеческой деятельности. Ребенок находится на берегу моря, населенного фантастическими морскими обитателями. Его опекает старик, обладающий волшебной способностью превращаться в орла и ведущий счет созвездиям.

Однако постепенно, сначала подспудно, а затем и явно, гармония сакрального мира начинает нарушаться. Деструктивное начало направлено против главных обитателей Эдема – старика и ребенка. Это опасность случайной или насильственной смерти, которую ощущает ребенок. Он боится за старика: «Стоя на высоте, старик мог ежеминутно сорваться, и ребенок дрожал от опасности. Ему хотелось крикнуть: “Спасите старика…”» [46, с. 200]

Угроза насильственной смерти связана со змеем, прячущимся в водных глубинах. Семантика змея в «Возврате» соотносится с комплексом архаических значений, согласно которым змей представляет подземный мир и «имеет доступ к силам, всеведению и магии мертвых» [225, с. 102]. Он олицетворяет смерть, могилу, силы зла, первоначальный хаос и противостоит орлу, символизирующему солярное начало.

О том, что опасность, исходящая от змея, не мнимая, а вполне реальная, свидетельствуют слова старика, которыми он безуспешно пытается успокоить ребенка: «Ужас еще до меня приполз подводными путями, и теперь не думаю, чтобы он осмелился подняться из глубин» [46, с. 202].

Завязкой сюжета становится тот момент, когда на помощь змею является новый персонаж – оборванец-колпачник, прямо названный автором убийцей. Чтобы спастись от гибели, ребенок должен пережить очередное воплощение в земной жизни. И старик принимает решение: «Нет, его не спасешь… Он должен повториться… Случится одно из ненужных повторений его… Наступает день Великого Заката» [46, с. 203]. Деструктивные силы одерживают победу. Главный герой гибнет для того мира, в котором он пребывал в образе ребенка, чтобы возродиться в земной жизни в новом облике. Он вынужден покинуть Эдем, что приравнивается автором к его насильственной смерти (убийству).

Переход между земным и сакральным мирами, описанный Белым в третьей симфонии, имеет много общего с ритуалом инициации в архаической культуре. В древних культурах ритуал инициации сопровождал все значимые социально-личностные этапы жизни человека – рождение, взросление, зрелость, смерть и т.д. По достижении определенного возраста мальчиков отправляли в лес или в пустынную дикую местность, символизирующую первоначальный хаос. Там они жили в особой хижине, отождествляющейся в архаическом сознании с материнской утробой, где проходили обучение новым знаниям под руководством специального наставника, который приобщал их к мифам и традициям племени. «Главной темой инициации является переживание посвятительной смерти. …Затем следует переживание возрождения, нового рождения, рождения себя в другом качестве» [35].

В «Возврате» границей между сакральным и земным мирами служит морской грот, к которому старик приводит ребенка. Согласно семантике архаического мифа, грот ассоциируется с материнской утробой, куда погружается неофит для прохождения инициации. Наставником ребенка становится Царь-Ветер (колпачник), чьи атрибуты – волчья бородка, мохнатые руки, камешки «чертовы пальцы», которые он швыряет в сторону старика – указывают на принадлежность его к инфернальному миру. Он является представителем стихии хаоса и разрушения и в то же время проводником героя в земной мир. Именно колпачник рассказывает ребенку «вещую сказку» о магистранте Хандрикове, которую можно рассматривать как аналог «посвятительного мифа» в архаической культуре. В рамках модели посвящения рассматривает биографию и творчество А. Белого (на материале его писем, «Записок чудака», стихотворных циклов, «Северной симфонии», «Кубка метелей» и «Воспоминаний о Блоке») Е.В. Глухова, сводя неомифологизм писателя по большей части к солярно-лунарной мифологеме [115].

После обретения нового знания пребывание ребенка в Эдеме становится невозможным, и он воплощается в земном мире в образе Хандрикова. Переход от детского состояния ко взрослому герой совершает во сне: «Он проснулся. Был мрачно-серый грот. Раздавался знакомый шум моря. Но не было так: разбудила супруга. Бегала вдоль маленьких комнат. Шлепала туфлями. Ворчала на прислугу. Все напоминало, что сон кончился» [46, с. 212]. Здесь сон приравнивается к смерти, что характерно для мифологического сознания. Как и в ритуале инициации, переход героя симфонии из сакрального мира в земной сопоставим со смертью и последующим рождением в новом качестве.

Сюжет, разворачивающийся в первой части симфонии, имеет определенное сходство с библейским мифом об изгнании из рая Адама и Евы. Герой Белого также получает новое знание, после чего вынужден покинуть Эдем и пройти путь земной жизни, наполненной страданиями и утратами. Старик в третьей симфонии имеет ряд характеристик, позволяющих сопоставить его с библейским Богом [107]. Он опекает главного героя как в Эдеме, так и в земной жизни.

Земной мир наделен атрибутами, дающими основания характеризовать его как дисгармоничный, хаотический, подчиненный влиянию деструктивных инфернальных сил. Так, лаборатория, в которой работает Хандриков, описывается как место, имеющее черты сходства с адом: «В лабораторном чаду тускнели угрюмые студенческие силуэты, еще с утра притащившиеся со всех концов Москвы. Все они сходились в одном: равно дымили, производя зловоние. Хотя тот нюхал пробирки, а этот их мыл; тот зажигал багровенькое пламя, а тот уничтожал его» [46, с. 214]. Это как бы не сама преисподняя, а ее модель в миниатюре. Ироническая насмешка Белого, который во время создания третьей симфонии был студентом-химиком и проводил много времени в лаборатории, ставя многочисленные опыты [41, с. 400–433], соединяется с чувством ужаса от абсурдности человеческой деятельности. Бесконечное повторение одних и тех же действий лишает их смысла и превращает в сизифов труд. Таким образом, библейские ассоциации с преисподней дополняются античными мифологическими коннотациями. «Говорящая» фамилия героя соотносится с мотивом тоски в романах Сологуба: Хандриков – хандра – тоска. Сравним с «диагнозом болезни» пушкинского Евгения Онегина:



Введение актуальность темы.
Методологической основой
Научная новизна
Теоретическая значимость работы
Апробация результатов исследования
Структура и объем диссертации.
Модус отношения
Выводы к разделу 1.
Раздел 2. семантика и поэтика танатологических мотивов
Выводы к разделу 2.
Раздел 3. семантика и поэтика танатологических мотивов в романах в. брюсова
Выводы к разделу 3.
Выводы к разделу 5
Список использованных источников


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   40   41   42   43   44   45   46   47   ...   64


База данных защищена авторским правом ©muzzka.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница