Genette figures Editions du Seuil женетт


А5 [В2] С5 [D5' (Е2')] F5 [G1] Н5 [14] [J3



страница16/69
Дата18.07.2018
Размер6.82 Mb.
ТипСтатья
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   69
А5 [В2] С5 [D5' (Е2')] F5 [G1] Н5 [14] [J3...

Таким образом, “Поиски утраченного времени” открываются возвратно-поступательным движением огромного размаха с исходной ключевой, стратегически господствующей позиции, которая очевидным образом является позицией 5 (бессонница) — с ее вариантом 5' (бисквитное пирожное), позициями “субъекта-посредника”, мучимого бессонницей или осененного чудом непроизвольных воспоминаний, каковые обусловливают течение всего повествования; все это придает отрезку 5 — 5' функцию непременного переходного звена, или, так сказать, нарративного dispatching'a: для перехода от “Комбре”-I к “Комбре”-II, от “Комбре”-II к “Любви Свана”, от “Любви Свана” к Бальбеку необходимо постоянно возвращаться к этой позиции, одновременно центральной и удаленной от центра (поскольку она располагается уже после всей истории): это требование ослабевает только на переходе между Бальбеком и Парижем, хотя и этот последний сегмент— J3 (будучи согласован с предшествующим) подчинен воспоминательной деятельности субъекта-посредника и тем самым тоже носит аналептический характер. Между этим аналепсисом и всеми предшествующими есть весьма существенное различие: этот аналепсис остается открытым, и его протяженность охватывает практически весь текст “Поисков”; среди про-

81

чего это означает, что этот аналепсис должен неявным образом настичь и миновать свою исходную точку воспоминаний, которая как бы исчезает в одном из его эллипсисов. В дальнейшем мы вернемся к данной особенности. Зафиксируем пока лишь это зигзагообразное движение, это начальное, как бы вещее, ритуальное заикание: 5—2—5—5'—2'—5— 1 —5—4—3...— которое содержится, как и прочее, в эмбриональной клетке первых шести страниц, ведущих нас из комнаты в комнату и из одного периода к другому, из Парижа в Комбре, из Донсьера в Бальбек, из Венеции в Тансонвиль. Это топтание на месте, несмотря на постоянные возвраты, не исключает движения, вследствие такого топтания после “Комбре”-I идет более пространное “Комбре”-II, далее следует “Любовь Свана”, относящаяся к более раннему периоду, но уже с необратимым движением повествования; далее “Имена стран: имя”, после чего повествование, наконец, окончательно стабилизируется и устанавливается его естественный режим.



Эти сложно структурированные вступления, как бы имитирующие и тем самым преодолевающие неизбежную трудность начала, явно лежат в русле древнейшей непрерывной повествовательной традиции: истоки ее мы отмечали выше, рассматривая зачин “Илиады” с его крабообразным движением, а сейчас стоит напомнить, что в классическую эпоху к условности начала in medias res добавляется (и накладывается на него) другая условность, предписывающая повествовательные вставные конструкции (X рассказывает, что Y рассказывает, что...), которое действует (мы вернемся к этому позднее) еще и в “Жане Сантее” и которое оставляет повествователю время настроить свой голос. Характеристическую особенность вступления к “Поискам” очевидным образом составляет множественность уровней воспоминания и вследствие этого множественность начал, каждое из которых (за исключением последнего) может задним числом выступать в качестве интродуктивного пролога. Первое (абсолютное) начало: “Давно уже я привык укладываться рано”. Второе начало (кажущееся начало автобиографии), шестью страницами ниже: “В Комбре, в сумерки, до того момента...” Третье начало (появление непроизвольных воспоминаний), тридцатью четырьмя страницами ниже: “Так вот, на протяжении долгого времени, когда я просыпался по ночам и вновь и вновь вспоминал Комбре...” Четвертое начало (подхват прежней темы, после эпизода с бисквитным пирожным, подлинное начало автобиографии), пятью страницами ниже: “Издали, на расстоянии десяти миль, когда, подъезжая на Страстной к Комбре...” Пятое начало, ста сорока страницами ниже: ab ovo, любовь Свана (настоящая

82

новелла-образец, прототип всех прустовских изображений любви), одновременное (и не упомянутое в повествовании) рождение Марселя и Жильберты (“Признаемся,— сказал бы здесь Стендаль, что,— по примеру многих серьезных писателей, мы начали историю нашего героя за год до его рождения” — не приходится ли Сван Марселю, mutatis mutandis, и чтобы не подумали дурного1, примерно тем же, что лейтенант Робер Фабрицио дель Донго?). Итак, пятое начало: “Чтобы вступить в “ядрышко”, в “группку”, в “кланчик” Вердюренов...” Шестое начало, ста девяноста пятью страницами ниже: “Из всех комнат, которые бессонными ночами я особенно часто вызывал в своей памяти...”; далее непосредственно следует седьмое и, как и положено, последнее начало: “Но еще резче... отличался от подлинного Бальбека тот, о котором я часто мечтал..”2 На этот раз движение повествования запущено, и оно уже не останавливается.





Genette figures editions du seuil женетт
Содержание фигуры iii
А2 [в1] с2 [d1 (е2) fl (g2) hi] 12
A4-b3-c5-d6-e3-f6-g3-h 1 -i7-j3-k8-m9-n6-04
A4[b3][c5-d6(e3)f6(g3)(h1)(i7)n6]04
Дальность, протяженность
На пути к ахронии
Сингулятив / итератив
Детерминация, спецификация, распространение
Спецификация.
Распространение
Внутренняя и внешняя диахрония
Чередование, переходы
Игра со временем
Модальность повествования?
Повествование о событиях
Повествование о словах
Наблюдаемые извне события
Полимодальность
Нарративная инстанция
Время наррации
Нарративные уровни
Метадиегетическое повествование
От “жана сантея” к “поискам”, или триумф псевдодиегетического
Герой / повествователь
Функции повествователя
Введение в архитекст


Поделитесь с Вашими друзьями:
1   ...   12   13   14   15   16   17   18   19   ...   69


База данных защищена авторским правом ©muzzka.ru 2017
обратиться к администрации

    Главная страница